08 декабря 2001
32232

2.9. Коалиционное правительство

Тот, кто смог бы доказать свое происхождение от Спартака, сегодня уж точно не был бы лидером левых, но украшением римской аристократии.
С. Лец.

На первый план в последнее время выходит задача формирования Госсовета и коалиционного правительства, а также властной вертикали как гаранта и инструмента принятия решений в период кризиса, противодействия авантюризму, угрожающему захлестнуть страну. Когда эта идея впервые была опубликована, она рассматривалась как политическая гипотеза. Однако время показало, что у нее есть будущее. Во второй половине 1997 г. эта идея приобрела форму “четверки” и “Круглого стола”, став политической реальностью. Кроме того, более реальной стала выглядеть и идея оппозиции о “коалиционном правительстве народного доверия”, которая неоднократно обсуждалась осенью и зимой 1997—1998 гг.

Однажды Акбар провел на земле линию и задал своему советнику Бирбалу неразрешимую, на первый взгляд, загадку: уничтожить или укоротить линию, не прикасаясь к ней. Ни слова не говоря, Бирбал провел рядом более длинную линию, и тем самым, начертанная Акбаром, была умалена. В этом, а именно — в проведении более длинной позитивной линии и состоит мудрость.

В истории России власть строилась либо с опорой на монархию, либо на аппарат КПСС, либо на президентскую вертикаль. Сегодня нужна принципиально другая система, опирающаяся как на согласованное действие всех ветвей власти — исполнительной, законодательной и судебной, — так и на максимально широкий спектр политических сил. Система “сдержек и противовесов”, вполне успешно сработавшая на Западе, не годится в ее классическом виде для России по меньшей мере по двум причинам.
Во-первых, эта система предполагает противодействие одной ветви власти другой. Приходится затрачивать много энергии на сохранение позиций в борьбе за конкурентоспособность во власти. Проблема созидательного сотрудничества, столь важного в условиях кризиса в стране, отходит на второй план.

Ну кто меня может заменить?
Убью сразу... Извините.
В.Черномырдин

Во-вторых, в рамках Конституции и политических реалий ни Госдума, ни Совет Федерации, ни тем более Верховный и Конституционные Суды не способны реально противодействовать президентской вертикали.
Проблема полноценности представительного органа (парламента) способного реализовать волю избравшего его народа, в том числе и через подконтрольное ему Правительство, должна быть решена в будущем. Без ее решения ни о какой демократии и правовом государстве говорить не приходится. Сегодняшняя Конституция России и политическая практика свидетельствуют о том, что такого органа у нас просто нет. Задача его создания требует серьезнейшей политической борьбы и должна стоять в повестке дня и программах всех истинно демократических партий.
В отсутствие такого органа о классической системе “сдержек и противовесов” говорить бессмысленно. Значит, недостаток полноценного парламента нужно компенсировать другими органами, в том числе и временными, которые не предусмотрены Конституцией. Это, в свою очередь, означает, что сама возможность создания таких органов ставится в зависимость от добровольного согласия конституционных институтов власти создать такие компенсаторные механизмы — будь то Госсовет, “Круглый стол”, либо иные органы государственной власти.
Времени у нас нет. Страна переживает “переходный период”. Отсутствуют общенациональные приоритеты развития. Поэтому нужен временный механизм координации и согласования ведущих политических сил Нации — Госсовет. Необходимо также и коалиционное правительство, реализующее установки Госсовета.

Необходимое отступление

В ноябре—декабре 1998 г. дискуссия о перераспределении власти между президентом и правительством обострилась. Болезнь Б. Ельцина, который вплоть до декабря 1998 г. не появлялся на публике, сделала эту дискуссию особенно острой. Именно в это время в рабочей группе Совета по внешней и оборонной политике под председательством С. Караганова обсуждались возможные варианты выхода из кризиса. Речь шла уже не только о перераспределении полномочий, но и о возможных одновременных досрочных выборах президента и Государственной Думы. В этой связи интересны тезисы Г. Сатарова иС. Шахрая, которые я и привожу здесь.

Тезисы С. Шахрая

Моя позиция, сводилась к следующему: Во-первых, этот поиск должен быть компромиссным, в том числе и с участием президента, без воли которого все идеи останутся проектами. Во-вторых, необходимо вернуться к идее Госсовета, либо (как вариант) расширенного Совета Безопасности в качестве временного, до выборов, органа согласования и подготовки политических решений. В-третьих, для начала необходима согласованная инициатива группы политиков, пусть даже “второго эшелона”, вслед за которой необходимо организовать механизм согласования их интересов всех ветвей власти и всех политических сил.

О конституционной реформе

1. Важно обсудить два вопроса: нужно ли менять российскую Конституцию в принципе и если нужно, то ради чего и каким образом.

2. На мой взгляд, тема необходимости изменения Конституции 1993 г. рождена во многом искусственно. Реалии жизни и логика становления правового государства требуют стабильного Основного закона страны.
2.1. Потенциал действующей Конституции сегодня не использован даже наполовину. Для того, чтобы Основной закон заработал в полную силу, требуется не менее 10 лет планомерной законотворческой и правоприменительной работы. Однако многие базовые законы, необходимые для реализации Конституции, не принимаются в Госдуме сознательно.

Законное правительство то, у которого превосходство в артиллерии.
Карел Чапек


2.2. Практически не использован потенциал Конституционного Суда в деле совершенствования Основного закона. Именно Конституционный Суд способен “сглаживать” неудачные либо пробельные места Конституции, поскольку он имеет право толковать Конституцию (то есть по сути видоизменять ее текст), а также принимать решения по конкретным делам о конституционности различных правовых документов. Это — политически безопасный и юридически “чистый” способ добиться постепенной эволюции Конституции в желательном направлении без изменения ее сути.
2.3. Стабильность Основного закона — залог политической стабильности в стране. Все помнят события 1992—1993 гг., когда с помощью внесения поправок в Конституцию предпринимались попытки решить вопрос о власти. В результате возникло почти классическое двоевластие со всеми трагическими последствиями. Второй раз решать вопросы перераспределения власти путем изменения Конституции — верх политической недальновидности.
2.4. Действующая Конституция не содержит препятствий (запретов) для формирования коалиционного правительства, повышения парламентского контроля за деятельностью Кабинета Министров или перераспределения полномочий между ветвями власти. Для достижения этих целей достаточно консенсуса политических сил, установления соответствующих “правовых обычаев”, а также принятия ряда федеральных законов (принятие закона об организации власти в субъектах Российской Федерации, изменение закона о правительстве и др.). Аналогичный опыт существует в целом ряде государств.

3. Почему все-таки так остро ставится вопрос об изменении Конституции?
3.1. Оппозиция не приемлет в принципе государственную систему, “прописанную” в действующей Конституции, которая является для нее политически и идеологически чуждой.
В предложениях оппозиции речь идет не о “косметических” поправках, а о принципиально ином видении политической и экономической системы государства. Говоря о необходимости “небольшого” перераспределения полномочий, депутаты на деле подразумевают серьезное изменение существующего баланса властей и переход от президентской к парламентской республике... Оппозиция хотела бы формировать подконтрольное Госдуме правительство, как это принято в парламентских республиках, но при этом абсолютно не зависеть от Кабинета Министров и не отвечать за его работу, как это принято в республиках президентских. Ряд поправок имеют целью отмену всенародных президентских выборов с избранием символического главы государства на заседании парламента, либо ликвидацию должности президента в принципе.
3.2. Политики и общественность в сложной ситуации чаще всего склонны искать предельно простые решения: достаточно изменить Конституцию — и все будет хорошо (реальные действия заменяются символическими акциями, реальность подменяется виртуальностью). Кроме того, в обществе сложилось иррациональное, но устойчивое отношение к Основному закону. Население не знакомо с Конституцией в принципе, но призывы поменять Основной закон не вызывают у него возражения или активно поддерживаются.

Власть не знает положенийя в стране. Она им даже не интересуется.
Л.Шебаршин

3.3. Широко распространен миф, что действующая Конституция — это конституция предельно сильной, почти диктаторской президентской власти (на деле Российская Федерация — “полупрезидентская” или “смешанная президентско-парламентская” республика). А потому демонтаж Основного закона — это способ предупредить любую возможность установления диктатуры до того, как к власти придет, например, генерал Лебедь. Чем выше шансы кандидата в президенты на победу, тем менее он склонен требовать замены Конституции (Лужков, Лебедь). И наоборот (Зюганов, Явлинский).
4. Главный инструмент, который оппозиция намерена использовать для изменения Конституции — принятие специального закона и созыва Конституционного Собрания.

Грызутся по всей России: в министерствах, на заводах, в нефтяных и электрокомпаниях — `красные директора`, своровавшие отданную им в управление советскую промышленность, и молодые банкиры, прибирающие к рукам еще живую плоть советской экономики. Их грызня напоминает схватку кобелей. Старого, завшивевшего, c обломанными зубами, и молодого, дерзкого, погружающего белый отточенный зуб в дряблое горло соперника.

А.Проханов


Несмотря на предельно усложненную процедуру внесения поправок, Конституция 1993 г. имеет свою “ахиллесову пяту” — статью 135. Если следовать логике этой статьи, то Конституция, принятая на всенародном референдуме, может быть отменена фактически первым же решением Конституционного Собрания. Достаточно поставить на голосование вопрос о подтверждении неизменности действующей Конституции — и не подтвердить ее. Это означает что... пока рабочая группа Конституционного Собрания будет 12 месяцев сочинять новый проект, пользоваться Конституцией РСФСР 1978 г. Кроме того, в проекте закона о Конституционном Собрании, подготовленном фракцией КПРФ, содержатся специальные процедурные нормы, которые в результате гарантируют принятие новой Конституции исключительно в редакции объединенной оппозиции.Однако более перспективной представляется модель избрания (делегирования) членов Конституционного Собрания законодательными органами регионов. Должно быть также обеспечено представительство основных политических сил, профсоюзов, предпринимателей и др. (в Конституционном Совещании 1993 г. было пять палат).

5. Поскольку вопреки реалиям “виртуальная необходимость” изменения Конституции назрела, Правительство с молчаливого согласия Кремля обязано “возглавить процесс”, чтобы перехватить инициативу оппозиции. Если конституционная реформа спасет страну от баррикад и бунта — нужно менять текст Конституции. Возможна следующая последовательность действий.
5.1. Правительство должно добиться одобрения Политического соглашения, подготовленного в период последнего парламентско-правительственного кризиса. В тексте соглашения должен быть восстановлен баланс обязательств: Госдума приостанавливает процедуру импичмента — Президент созывает Конституционное Совещание по формуле “Четыре плюс один” (NB! не путать с Конституционным Собранием!).
5.2. В состав Конституционного Совещания должны войти представители (равное число) от обеих палат Федерального Собрания, Правительства и Администрации Президента, а также Общественная палата из числа видных общественных и политических деятелей, юристов, ученых, писателей и т.п. Общественная палата в определенной мере будет выполнять функции редакционной комиссии. Политики ищут консенсус, а Общественная палата помогает этот консенсус оформить и подкрепить мнением общественности.
5.3. Работа Конституционного Совещания должна завершиться разработкой политического итогового документа, а также текстов конкретных поправок в Конституцию Российской Федерации в виде двух пакетов.
Первый “пакет поправок” — о формировании Правительства Президентом исключительно на основании парламентского большинства или коалиции.
Второй — о введении поста вице-президента.

Тезисы Г. Сатарова

1. Полностью согласен с утверждениями и оценками, содержащимися в пп. 1—3 тезисов С. Шахрая.

2. В п. 3 рекомендуется комплектовать Конституционное Собрание из делегатов представительных органов регионов: это опасно, поскольку тогда мы получим Собрание еще более левое, чем по схеме Думы.

3. Есть отдельные соображения по п. 5:

  • Обсуждаемые нынче поправки не требуют созыва Конституционного Собрания. Последнее нужно только для коренного изменения государственного устройства. Об этом все молчат, а намерения левых надо разоблачать. Надо влиять на “виртуальную необходимость”.
  • Перехватывать инициативу может Кремль, тем более, что он уже к этому готов.
  • Речь должна идти не о конституционной реформе, а о совершенствовании Конституции. Словосочетание конституционная реформа опасно и играет на руку левым.

Важно четко и ясно договориться о том, что такое Госсовет. На мой взгляд, он должен, быть самым авторитетным и властным органом Государства, а значит, состоять из представителей всех ветвей власти: президентской, правительственной, законодательной, судебной, а также некоторых авторитетных и представительных политических сил и общественных организаций, например: 3 — от Президента, 2 — от Совета Федерации, 1 — от Конституционного Суда, 1 — от Верховного Суда, — по 1—5 представителей (пропорционально) от политических партий, преодолевших 1%-ный барьер на выборах 1995 г., и ведущих научных и общественных организаций: РАН, Союз писателей, Союз художников, ФНПР. Председатель Госсовета — избранный Президент. Заместители — Председатель Правительства, спикеры Совета Федерации и Государственной Думы.
Такой орган — и только он — мог бы:

  • оперативно (в течение дней, часов) согласовывать и решать важнейшие и самые неотложные проблемы, стоящие перед страной. Не секрет, что сегодня государственная машина пробуксовывает. Контроль не только потерян, но и в условиях нынешнего кризиса власти и в рамках действующей Конституции — невосстановим. Нужен новый властный механизм, способный в реальном режиме времени адекватно реагировать на изменение ситуации. Более того, он должен и планировать, готовить условия для принятия будущих решений;
  • не только эффективно контролировать реализацию этих решений во всех ветвях власти, но и добиваться их безусловного выполнения. Такой орган мог бы, вносить по ходу их реализации необходимые поправки;
  • гарантировать сохранение эволюционного развития политической системы, в том числе многопартийности, а также принятие решений с учетом мнения большинства граждан, то есть отражать национальные интересы граждан России.

Госсовет отвечал бы за подбор и согласование кандидатур на высшие должности в стране, рекомендуя их (или отказывая в рекомендации) Президенту, Председателю Правительства и Федеральному Собранию.
Это лишь упрощенная формула, требующая серьезных переговоров и договоренностей. Вместе с тем она уже изначально предполагает: во-первых — взаимные уступки, компромиссы и, естественно, ограничения. Во-вторых — она слишком радикальная в условиях, когда политики имеют богатый опыт взаимных обманов и нарушений договоренностей. Но все это, преодолимо, если знаешь, ради чего это делается, и есть политическая воля для достижения искомого результата.

Установить порядок, в основе которого лежали бы не диктатура и подавление, а общность целей, разум и согласие, энергия примирения и созидания — поистине историческая задача для России.
Б.Н.Ельцин

Эти размышления имеют и самое непосредственное отношение к практике политических действий. В этом смысле партии, в том числе и наше движение “Духовное наследие”, — лучший инструмент реализации политических концепций. В борьбе идеологий, амбиций, программ необходимо и конкретными поступками влиять на формирование той или иной политической позиции. Именно под таким углом зрения следует рассматривать заявление Центрального Совета движения от 9 декабря 1998 г. Приведу его целиком.

Заявление

В целях сохранения единства государственно-патриотических сил России и в соответствии с решением V Съезда ВОПД “Духовное наследие” и II Съезда НПСР Центральный Совет Движения заявляет:

  • С учетом того, что пленумы ЦК КПРФ и Аграрной партии России приняли решение об участии в выборах депутатов Государственной Думы по своим партийным спискам, а также в связи с решением II Съезда НПСР о необходимости формирования самостоятельной патриотической колонны, Центральный Совет “Духовного наследия” заявляет о том, что приступает к формированию на базе Движения самостоятельного избирательного объединения.
  • Центральный Совет ВОПД “Духовное наследие” предлагает всем членам НПСР — без исключения — рассмотреть возможность участия в избирательной кампании 1999 г. как в региональные законодательные и исполнительные органы власти, так и в Государственную Думу Российской Федерации в составе данного избирательного объединения.
  • Центральный Совет Движения оставляет за собой право согласовывать в рамках НПСР все кандидатуры на выборах с избирательными объединениями КПРФ и Аграрной партии России и предоставить места в своих списках — федеральных, региональных и по мажоритарным округам — представителям этих избирательных объединений.
  • Мы обращаемся к другим организациям, партиям и общественным движениям с предложением обсудить возможности совместного участия в выборах на базе нашего Движения. Наши приоритеты: национальные интересы, прежде всего в области безопасности, культуры, науки, образования, здравоохранения. Мы рассчитываем на поддержку сторонников традиционных религий, профессиональных и творческих союзов, отечественных предпринимателей.
  • Мы планируем до 5 марта 1999 г. — даты внеочередного VI съезда движения “Духовное наследие” — создать на базе движения мощную коалицию авторитетных сил, способную внести серьезный конструктивный вклад в дело восстановления достоинства и процветания Нации и нашей Великой Державы.
  • 9 декабря 1998 г.

    Политическая суть заключается в том, что уже в октябре-ноябре 1998 г. (накануне II съезда НПСР) КПРФ и Аграрная партия заявили о самостоятельном участиив выборах. Вся идея коалиционности народного фронта была поставлена под угрозу. Четко стали преобладать партийные, корпоративные и личные интересы. Фактически наступившая до июня 1999 г. пауза в определении позиции Президиума НПСР означала, что партии оказались предоставленными самим себе и должны были сами определять свои действия на выборах 1999—2000 гг.

     

     

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован